Архив Семерка - Российский Правовой Портал



ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (Г. НИКОЛАЕВ, ПО МАТЕРИАЛАМ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ОТ 10.05.2007 N 40464/02) ПО ДЕЛУ РАССМАТРИВАЕТСЯ ОТКАЗ ГОСУДАРСТВА-ОТВЕТЧИКА ПРЕДОСТАВИТЬ ЕВРОПЕЙСКОМУ СУДУ МАТЕРИАЛЫ НЕЗАВЕРШЕННЫХ ДЕЛ О ПОХИЩЕНИИ И УБИЙСТВЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ РОДСТВЕННИКА ЗАЯВИТЕЛЬНИЦ И ПРЕДПОЛАГАЕМОМ ПРЕСЛЕДОВАНИИ ПОСЛЕДНИХ СО СТОРОНЫ ВЛАСТЕЙ. ПО ДЕЛУ ДОПУЩЕНО НЕСОБЛЮДЕНИЕ ТРЕБОВАНИЙ...

Документ с изменениями и дополнениями на 2 февраля 2008 года

архив


                   Ахмадова и Садулаева против России
                  (Akhmadova and Sadulayeva v. Russia)
                              (N 40464/02)
   
                       По материалам Постановления
                  Европейского Суда по правам человека
                           от 10 мая 2007 года
                          (вынесено I Секцией)
   
                           Обстоятельства дела
   
       Заявительницами   по   делу   выступают  мать  и  вдова  Шамиля
   Ахмадова.  Он  находился  среди  170  человек,  арестованных в ходе
   военной  операции  на  территории Чеченской Республики в марте 2001
   года.  Большинство  из них освободили в течение нескольких дней, но
   Ахмадов  был  одним  из  11  человек,  оставшихся  под непризнанным
   арестом.  Государство-ответчик  заявило, что он находился в розыске
   в  связи  с  хранением наркотиков. Вскоре после завершения операции
   тела  четверых исчезнувших лиц с пулевыми ранениями были обнаружены
   возле  военной  базы.  Матери  Ахмадова  сообщили, что по факту его
   исчезновения  возбуждено  уголовное дело и установлена причастность
   военнослужащих   к  его  похищению.  Ей  было  предоставлен  статус
   потерпевшей.  В  апреле  2002  года тело Ахмадова было обнаружено в
   поле  и  опознано его вдовой по одежде. Прокуратура выдала справку,
   подтверждающую    произведенное   опознание   и   тот   факт,   что
   насильственная  смерть  наступила  предположительно  в  марте  2001
   года.  В  выданном  позднее  свидетельстве о смерти в качестве даты
   смерти  указано  22  марта 2001 года. Уголовное дело прекращалось и
   возобновлялось,  примерно,  шесть  раз  и передавалось из военной в
   гражданскую  прокуратуру  и  обратно  по  меньшей мере пять раз. По
   состоянию   на  ноябрь  2005  года  следствие  не  было  завершено.
   Заявительницы   также   утверждают,  что  подвергались  постоянному
   давлению   и   преследованию  со  стороны  военнослужащих,  включая
   причинение  серьезных душевных страданий, обыски дома и уничтожение
   имущества.
       Несмотря    на   неоднократные   запросы   Европейского   Суда,
   государство-ответчик   отказалось   предоставить  копии  документов
   уголовного  дела,  ссылаясь  на  то,  что оно находилось в процессе
   расследования  и  предоставление  документов нарушило бы статью 161
   Уголовно-процессуального  кодекса  Российской  Федерации. Запросы о
   предоставлении  документов,  относившихся  к  проверке  утверждений
   второй  заявительницы  о  преследовании  со  стороны властей, также
   были  отклонены. Государство-ответчик в конечном счете предоставило
   определенные  процессуальные  документы  уголовного  дела  по факту
   похищения,  однако  отказалось предоставить прочие документы на том
   основании,     что    они    содержали    сведения,    составляющие
   государственную   тайну,   включая  сведения  о  местонахождении  и
   действиях   вооруженных   и  специальных  сил,  а  также  адреса  и
   персональные      данные      свидетелей,      участвовавших      в
   контртеррористических операциях.
   
                              Вопросы права
   
       По поводу соблюдения требований Статьи 2 Конвенции.
       (a)     Материально-правовые     аспекты.    Различные    факты
   свидетельствуют  о  связи  между арестом Ахмадова военнослужащими в
   марте  2001  года  и  его  смертью. Согласно официальным документам
   (свидетельство  о  смерти  и  справка  прокуратуры)  власти  страны
   предположили,  что  его смерть наступила через несколько дней после
   ареста.  На теле была одежда, которую носил Ахмадов, одновременно с
   ним  были обнаружены тела других людей, арестованных в тот же день.
   Все  они умерли насильственной смертью, четыре тела были обнаружены
   на   территории  военного  объекта.  Таким  образом,  "вне  всякого
   разумного  сомнения" установлено, что власти страны ответственны за
   смерть Ахмадова.
   
                              Постановление
   
       По  делу  допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции, что
   касается смерти сына и мужа заявительниц (принято единогласно).
       (b)   Процессуальные   аспекты.   Властям   было   известно  об
   исчезновении  Ахмадова,  поскольку  в последующие дни заявительницы
   лично   посетили   военную   комендатуру   и   прокуратуру.  Однако
   расследование  было начато лишь через 11 дней после его ареста. Это
   промедление    само    по    себе   могло   снизить   эффективность
   расследования.  Расследование  производилось ненадлежащим образом и
   сопровождалось    необъяснимыми   промедлениями   в   осуществлении
   наиболее  значимых  мер.  В  течение  пяти  с  половиной  лет  дело
   прекращалось  и  возобновлялось,  по  меньшей  мере,  шесть  раз, и
   передавалось  из одной прокуратуры в другую, примерно, пять раз без
   видимых  оснований.  Вдове  Ахмадова  не  был  предоставлен  статус
   потерпевшей  по  уголовному  делу, а его мать, хотя и была признана
   потерпевшей,   не   информировалась   надлежащим   образом  о  ходе
   следствия.  Тело  было  обнаружено  более чем через год, и даже это
   произошло  не благодаря усилиям правоохранительных органов. Реакция
   прокуратуры  на известие об аресте в значительной степени увеличила
   вероятность  исчезновения  умершего,  поскольку необходимые меры не
   были  приняты  в  течение  имеющих  особое значение первых дней или
   недель   после   его   ареста.  Действия  прокуратуры  в  ответ  на
   обоснованные  жалобы  заявительниц  вызывают подозрение, по меньшей
   мере,  в  попустительстве  преступлению  и заставляют сомневаться в
   беспристрастности следствия.
   
                              Постановление
   
       По  делу  допущено нарушение требований Статьи 2 Конвенции, что
   касается  отсутствия  эффективного расследования по уголовному делу
   (принято единогласно).
       По   поводу   соблюдения   требований   Статьи   3   Конвенции.
   Родственники   "исчезнувшего   лица",   как   правило,   не   могут
   претендовать  на  статус  "жертв"  нарушения  для  целей  Статьи  3
   Конвенции,  если  арестованное лицо впоследствии найдено мертвым. В
   таких   делах   выводы   Европейского  Суда  обычно  ограничиваются
   применением  Статьи  2  Конвенции. Однако достаточно долгий срок, в
   течение  которого  лицо  считалось  пропавшим, может дать основание
   для  отдельного  рассмотрения  вопроса  в свете Статьи 3 Конвенции.
   Прежде  чем  появилось  известие  о  смерти  Ахмадова, прошло более
   года.  Заявительницы испытывали неуверенность, душевные страдания и
   переживания   в   результате   его   исчезновения  и  невозможности
   выяснить,  что  с ним произошло, или своевременно получить сведения
   о   ходе  расследования.  Отношение  властей  к  их  жалобам  может
   рассматриваться как бесчеловечное обращение.
   
                              Постановление
   
       По  делу  допущено  нарушение  требований  Статьи  3  Конвенции
   (принято единогласно).
       По   поводу   соблюдения   требований   Статьи   5   Конвенции.
   Установлено,  что  Ахмадов  был  арестован военнослужащими во время
   специальной   операции,   и   с   тех  пор  его  не  видели  живым.
   Государство-ответчик    не    представило   каких-либо   объяснений
   относительно  лишения  свободы Ахмадова или фактических документов,
   относящихся  к  внутригосударственному  расследованию обстоятельств
   ареста.  Таким  образом,  он является жертвой непризнанного ареста.
   Власти  должны  были  более  тщательно  отнестись  к  необходимости
   всестороннего  и  быстрого расследования в связи с арестом Ахмадова
   в    обстоятельствах,   угрожающих   жизни,   но   не   предприняли
   своевременных  и  эффективных  мер  для  этого.  Таким  образом, он
   находился   под   непризнанным   арестом   в  отсутствие  гарантий,
   предусмотренных   Статьей  5  Конвенции,  что  составляет  особенно
   серьезное нарушение права на свободу и безопасность.
   
                              Постановление
   
       По  делу  допущено  нарушение  требований  Статьи  5  Конвенции
   (принято единогласно).
       По  поводу  соблюдения  требований  Статьи  13  Конвенции.  При
   отсутствии  надлежащего  расследования исчезновения и смерти, как в
   настоящем  деле,  что  обусловливает неэффективность иных возможных
   средств  правовой  защиты,  способных  привести  к  установлению  и
   наказанию      виновных      лиц,     имеет     место     нарушение
   государством-ответчиком    своих    обязательств,   предусмотренных
   Статьей 13 Конвенции.
   
                              Постановление
   
       По  делу  допущено  нарушение требований Статьи 13 Конвенции во
   взаимосвязи со Статьями 2 и 3 Конвенции.
       По   поводу   соблюдения   требований   Статьи   34  Конвенции.
   Вследствие   отсутствия   медицинских   или   иных   доказательств,
   подтверждающих  жалобы  второй  заявительницы,  Европейский  Суд не
   располагает  достаточными  материалами,  чтобы  прийти  к выводу об
   оказании  на  нее неправомерного давления с целью воспрепятствовать
   ее обращению с жалобой в Европейский Суд.
   
                              Постановление
   
       Несоблюдение  требований  Статьи  34 Конвенции по делу допущено
   не было (принято единогласно).
       В   порядке   применения  подпункта  "a"  пункта  1  Статьи  38
   Конвенции.  Государство-ответчик  получало неоднократные требования
   предоставить  копии  материалов  следствия, поскольку они содержали
   доказательства,  имеющие,  по  мнению  Европейского  Суда, решающее
   значение  для установления обстоятельств дела. Государство-ответчик
   отказалось  предоставить  документы  на  том  основании,  что  дело
   находилось    в   процессе   расследования.   Однако   статья   161
   Уголовно-процессуального  кодекса  Российской Федерации, на которую
   ссылалось    государство-ответчик,    не   препятствует   раскрытию
   документов  находящегося  в  процессе  расследования  дела,  а лишь
   устанавливает     процедуру    и    пределы    такого    раскрытия.
   Государство-ответчик  не  дало пояснений по поводу характера данных
   документов  или  оснований,  по которым они не могли быть раскрыты.
   Таким    образом,   его   доводы   недостаточны,   чтобы   признать
   обоснованным  отказ  предоставить  значимые  сведения,  запрошенные
   Европейским Судом.
   
                              Постановление
   
       По  делу  допущено  несоблюдение требований Статьи 38 Конвенции
   (принято единогласно).
   
                               Компенсация
   
       В  порядке  применения  Статьи  41  Конвенции.  Европейский Суд
   присудил  выплатить  обеим  заявительницам  15000  евро  в качестве
   компенсации  причиненного  материального ущерба и 20000 евро каждой
   из них в качестве компенсации причиненного морального вреда.
       См.  также  дела,  по  которым  ранее  установлено несоблюдение
   требований  Статьи  38  Конвенции:  дело  "Шамаев  и  другие против
   Грузии  и  России"  (Shamayev  and  Others  v. Georgia and Russia),
   жалоба   N   36378/02,  Информационный  бюллетень  по  прецедентной
   практике  Европейского Суда по правам человека N 74; дело "Имакаева
   против   России"   (Imakayeva   v.   Russia),   жалоба  N  7615/02,
   Информационный  бюллетень  по  прецедентной  практике  Европейского
   Суда  по  правам  человека  N  91;  и дело "Байсаева против России"
   (Baysayeva   v.   Russia)   (жалоба   N  74237/01),  Информационный
   бюллетень  по  прецедентной  практике  Европейского  Суда по правам
   человека N 96 <*>.
   --------------------------------
       <*>   Информационные   бюллетени   по   прецедентной   практике
   Европейского  Суда по правам человека (Information Note on Case-law
   of  European  Court  of  Human  Rights)  N  91  и  96 соответствуют
   "Бюллетеням  Европейского Суда по правам человека" N 5 и 10 за 2007
   год (прим. ред.).
   
                                  (Неофициальный перевод с английского
                                                          Г.НИКОЛАЕВА)
   
   


Семерочка Правовые и нормативные акты России
  Региональное и федеральное законодательство России


 
Популярные новости
Статистика
Рейтинг@Mail.ru







© 2008-2014 . Все права защищены.
При использовании материалов Российского Правового Портала "Семерка" ссылка на 7Law.info обязательна