Архив Семерка - Российский Правовой Портал



СПРАВКА МОСОБЛСУДА "О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ НОВОГО УГОЛОВНОГО ЗАКОНА В ПРАКТИКЕ ПРЕЗИДИУМА МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ЗА 1998 ГОД"

По состоянию на 23 января 2008 года

                        МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

                                СПРАВКА
                        от 24 декабря 1999 года

        О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ НОВОГО УГОЛОВНОГО ЗАКОНА В ПРАКТИКЕ
           ПРЕЗИДИУМА МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ЗА 1998 ГОД

      Всего в  1998  году  президиумом  Московского  областного  суда
   рассмотрено уголовных дел по протестам 898, что на 20% больше, чем
   в  предыдущем  1997 году.  Данные о количестве протестов приведены
   ниже в таблице:

   -----------------------------------T-------T----------T-----------¬
   ¦Всего рассмотрено дел с протестами¦ 1998  ¦Рост-сниж.¦% к 1997 г.¦
   ¦                                  ¦647/898¦+ 106/180 ¦+ 20%/25%  ¦
   +----------------------------------+-------+----------+-----------+
   ¦Из них: с удовлетворением         ¦       ¦          ¦           ¦
   ¦протестов:                        ¦       ¦          ¦           ¦
   ¦а) прокурора                      ¦246/398¦+ 16/96   ¦+ 7%/32%   ¦
   ¦                                  ¦       ¦          ¦           ¦
   ¦б) председателя суда              ¦376/467¦+ 91/88   ¦+ 31%/23%  ¦
   +----------------------------------+-------+----------+-----------+
   ¦Отклонено протестов:              ¦       ¦          ¦           ¦
   ¦а) прокурора                      ¦ 23/31 ¦- 1/3     ¦+ 4%/9%    ¦
   ¦                                  ¦       ¦          ¦           ¦
   ¦б) председателя суда              ¦  2/2  ¦  0/1     ¦+ 2 раза   ¦
   L----------------------------------+-------+----------+------------

      Изучение практики  президиума  показало,   что   суды   области
   испытывали  определенные  трудности в применении нового Уголовного
   кодекса.
      Президиумом в   течение   1998   года  разрешено  протестов  на
   нарушение судами:
      ст. 18 УК РФ - 21
      ст. 58 УК РФ - 94
      ст. 68 УК РФ - 4
      ст. 69 УК РФ - 9
      ст. 70 УК РФ - 2
      ст. 73, 74 УК РФ - 16
      ст. 75 УК РФ - 1
      ст. 78 УК РФ - 5
      ст. 79 УК РФ - 1
      ст. 94 УК РФ - 1
      Эти данные  свидетельствуют о том,  что наибольшее число ошибок
   судами  области  допущено  при  назначении  осужденным  к  лишению
   свободы вида исправительного учреждения и при применении положений
   ст. 18 УК РФ о рецидиве преступлений.
      Согласно пункту "в" части первой ст. 58 УК РФ отбывание лишения
   свободы в  исправительных  колониях  строгого  режима  назначается
   лицам,  впервые  осужденным  к лишению свободы за совершение особо
   тяжких преступлений,  а  также  при  рецидиве  преступлений,  если
   осужденный  ранее  отбывал  лишение свободы,  и женщинам при особо
   опасном рецидиве преступлений.
      Суды не   всегда   проверяют,   не   относится  ли  совершенное
   осужденным преступление  к  категории  особо  тяжких,  которыми  в
   соответствии с  частью  5  ст.  15  УК  РФ  признаются  умышленные
   деяния, за  совершение  которых  предусмотрено  наказание  в  виде
   лишения  свободы  на  срок  свыше  десяти  лет  или  более строгое
   наказание.
      Так, приговором      Долгопрудненского      городского     суда
   от 27.01.98 г.  осужден по ст.  111 ч.  4 УК РФ к 5 годам  лишения
   свободы  в  исправительной колонии общего режима.  Санкция части 4
   ст.  111 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на
   срок  от  5  до  15 лет.  Совершенное Г.  преступление относится к
   категории особо тяжких,  и наказание в  виде  лишения  свободы  он
   должен  отбывать  в  исправительной колонии строгого,  а не общего
   режима.
      Постановлением президиума от 7 июля 1998 года приговор в  части
   вида режима исправительной колонии отменен.
      Постановлением президиума  отменен  в  части  вида  режима   ИК
   приговор Щелковского  городского суда в отношении Л.,  который был
   осужден по ст.  105 ч. 1 УК РФ, т.е. за особо тяжкое преступление,
   к 6 годам лишения свободы в ИК общего режима.  В силу ст.  58 ч. 1
   п. "в" УК РФ он должен отбывать наказание в ИК строгого режима.
      Приговором Подольского  городского  суде  от  07.10.97  Е.  был
   осужден по  ст.  108  ч.  2,  146 ч.  2 пп.  "б",  "в" УК РСФСР по
   совокупности преступлений к 9 годам лишения свободы в ИК  строгого
   режима. Однако суд не учел,  что Уголовный кодекс РСФСР не выделял
   категорию особо тяжких преступлений.
      Кроме того,  приговором этого же  суда  от  6  июня  1995  года
   Е. осуждался  по  ст.  104 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы,  но
   наказание в  местах  лишения  свободы  не  отбывал,  так  как   на
   основании   акта  об  амнистии  он  был  освобожден  от  отбывания
   наказания, из-под стражи освобожден из зала суда.
      Постановлением президиума  от  02.04.98  приговор  в части вида
   режима изменен.
      В соответствии  с  частью  6 ст.  86 УК РФ погашение или снятие
   судимости аннулирует  все  правовые   последствия,   связанные   с
   судимостью. Однако  суды  не  всегда  проверяют  истечение  сроков
   погашения  судимости,  не  учитывают,  что новым УК РФ установлены
   иные  правила  истечения  и   сроки   погашения   судимости,   чем
   предшествовавшие в ст.  57 УК РСФСР.  Это приводит к неправильному
   установлению  простого,  опасного  и  особо  опасного  рецидива  в
   соответствии со ст. 18 УК РФ к ошибкам при назначении наказания за
   эти виды рецидива по  установленным  ст.  68  УК  РФ  правилам,  к
   неправильному  определению  вида режима исправительных учреждений.
   Кроме того,  это приводит к неправильному  применению  пункта  "а"
   ч. 1 ст. 63 УК РФ, согласно которому рецидив преступлений является
   обстоятельством, отягчающим наказание, к неправильной квалификации
   преступлений.
      Однако наибольшее число  ошибок,  вытекающих  из  неправильного
   применения положений ст.  86 УК РФ, допущено судами при назначении
   вида режима ИК.
      Из общего  числа  ошибочного  определения судами вида режима ИК
   более 35%  связаны с  неправильным  исчислением  сроков  погашения
   судимости.
      Это связано  с  тем,  что  в  соответствии  со ст.  24 УК РСФСР
   отбывание наказания в ИК строгого режима определялось  осужденным,
   ранее отбывавшим наказание в местах лишения свободы, независимо от
   снятия или погашения судимости.
      В соответствии   со   ст.  18  УК  РФ  при  признании  рецидива
   преступлений не учитываются судимости,  снятые  или  погашенные  в
   порядке, предусмотренном  ст.   86   УК   РФ,   и   судимости   за
   преступления, совершенные лицом в возрасте до 18 лет.
      Эти положения закона судами учитываются не всегда.
      Постановлением президиума от 3 марта 1998 года изменен в  части
   режима приговор  Можайского  городского  суда  в   отношении   К.,
   осужденного 15.08.97 по ст.  161 ч.  2,  п.  "г" УК РФ к 3 годам и
   6 месяцам лишения свободы в ИК строгого  режима.  В  постановлении
   президиум указал,  что  судимость К.  в 1985 г.  по ст.  145 ч.  2
   УК РСФСР погашена,  т.к.  он освободился из мест лишения свободы в
   мае 1988 г., а новое преступление совершил в 1997 г. Для отбывания
   наказания К. направлен в ИК общего режима.
      Постановлением президиума от 7 июля 1998  г.  изменен  приговор
   Воскресенского городского  суда от 23 декабря 1997 г.  в отношении
   Ш., который был осужден по ст.  158 ч.  2,  пп. "а", "б", "в", "г"
   УК РФ  к  3  годам  лишения  свободы  в  ИК  строгого  режима   за
   преступления совершенные 8 декабря 1996 года.
      Ш. осуждался  в  1987  году по ст.  90 ч.  1 УК РСФСР к 2 годам
   лишения свободы с отсрочкой  исполнения  приговора  на  2  года  и
   27 февраля  1990  г.  по ст.  206 ч.  2 УК РСФСР к 2 годам лишения
   свободы и по совокупности приговоров к 3 годам и 6 месяцам лишения
   свободы, освобождался 20 марта 1993 года по отбытии срока.
      В соответствии с пунктом "в" ч. 3 ст. 86 УК РФ в отношении лиц,
   осужденных к лишению свободы за преступления небольшой или средней
   тяжести, судимость  погашается  по  истечении  3 лет после отбытия
   наказания.  Согласно ч. 3 ст. 15 УК РФ совершенные Ш. преступления
   в  1987  г.  и 1990 г.  относятся к категории преступлений средней
   тяжести.  Следовательно,  срок погашения судимости истек 20  марта
   1996 года. Поскольку погашение или снятие судимости аннулирует все
   правовые последствия,  связанные  с   судимостью,   постановлением
   президиума исключено  из  приговора осуждение Ш.  по п.  "б" ч.  2
   ст. 158 УК РФ (неоднократность),  а  для  отбывания  наказания  он
   направлен в ИК общего режима.
      Приговором Ступинского городского суда от 9 декабря 1997 г.  М.
   осужден по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ к 7 годам и 6 месяцам лишения
   свободы, по  ст.  162  ч.  3  п.  "г" УК РФ к 11 годам и 6 месяцам
   лишения  свободы  с  конфискацией  имущества  и  по   совокупности
   преступлений  путем  частичного  сложения  наказаний  к  12  годам
   лишения свободы с конфискацией имущества в ИК особого режима.
      Суд не  учел,  что  судимости  М.,  в т.ч.  судимость от 20 мая
   1991 г.  по ст.  144 ч.  2 УК РСФСР к 5 годам лишения  свободы,  в
   соответствии с п.  "в" ч.  3 ст. 86 УК РФ погашена. Постановлением
   президиума от 7  июля  1998  г.  действия  М.  переквалифицированы
   ст. 158 ч.  3 п. "в" на ст. 158 ч. 2 пп. "б", "в", "г" УК РФ и со
   ст.  162  ч.  3 п.  "г" (лицом,  ранее 2 или более раза судимым за
   хищение либо вымогательство) на ст.  162 ч.  2 пп.  "б",  "в", "г"
   УК РФ,  исключено  из  приговора  указание о судимостях в 1980 г.,
   1982 г.,  1987 г.  и 1991 г.,  исключено указание о наличии  особо
   опасного рецидива, наказание снижено до 8 лет лишения свободы, для
   отбывания наказания М. направлен в ИК строгого режима.
      Согласно ст.  95 УК РФ для  лиц,  совершивших  преступления  до
   достижения  возраста восемнадцати лет,  сроки погашения судимости,
   предусмотренные частью третьей ст.  86 УК РФ,  сокращаются и равны
   одному   году   после  отбытия  лишения  свободы  за  преступление
   небольшой или средней тяжести и трем годам после  отбытия  лишения
   свободы за тяжкое или особо тяжкое преступление.
      Эти требования  закона  суды   соблюдают   не   всегда.   Время
   совершения преступлений и возраст лиц,  их совершивших по  прежним
   судимостям   проверяются   не   всегда,   что   также  приводит  к
   неправильному решению вопросов о наличии или  отсутствии  рецидива
   преступлений, о квалификации действий осужденных.
      В соответствии со ст.  16 ч. 2 УК РФ преступление не признается
   совершенным неоднократно,  если за ранее совершенное  преступление
   лицо было в установленном законом порядке освобождено от уголовной
   ответственности   либо   судимость   за  ранее  совершенное  лицом
   преступление была погашена или снята.
      Приговором Дмитровского  городского   суда   от   25   сентября
   1997 г.  Р.  как лицо,  два или более  раза  судимый  за  хищение,
   вымогательство, осужден по ст. 161 ч. 3 п. "в" УК РФ к 6 годам, по
   ст.  162 ч. 3 п. "г" УК РФ к 8 годам и на основании ст. 69 УК РФ к
   9  годам  лишения  свободы  в  ИК  строгого  режима.  Преступления
   осужденным совершены 25.04.97.
      Ранее Р.  осуждался 17.02.92  по  ст.  144  ч.  3  УК  РСФСР  и
   11.01.93 по  ст.  144 ч.  3 УК РСФСР.  Освобождался он 03.10.94 по
   отбытии срока. Преступления, за которые Р. осуждался в 1992 г. и в
   1993 г.  совершены им в возрасте до 18 лет и в  силу  ст.  86,  95
   УК РФ  эти  судимости  погашены.  В  соответствии  с этим и в силу
   ст. 16 п.  2;  п.  4 ст.  18 УК  РФ  президиум  переквалифицировал
   действия Р.  со ст. 161 ч. 3 п. "в" на ст. 161 ч. 2 п. "б" УК РФ и
   со ст.  162 ч.  3 п.  "г" на ст. 162 ч. 2 пп. "а", "в", "г" УК РФ,
   сроки наказания снижены.
      Постановлением президиума    от   13.01.98   изменен   приговор
   Протвинского районного  суда  от  6  мая  1997  г.   в   отношении
   Л., его действия переквалифицированы со ст.  158 ч. 3 п. "в" УК РФ
   на ст.  158 ч.  2 пп.  "а", "г" УК РФ, т.к. прежние судимости Л. в
   соответствии с ч.  3 ст.  95 УК РФ погашены и в силу ч. 2 ст. 16 и
   ч.  4 ст.  18 УК РФ они не могли учитываться и не давали основания
   для квалификации действий Л.  по п.  "в" ч.  3 ст.  158 УК РФ  как
   хищение  чужого  имущества  лицом,  два  или более раза судимым за
   хищение либо вымогательство.
      По аналогичным основаниям были изменены приговоры  Подольского,
   Орехово -   Зуевского,   Истринского,   Видновского,   Павлово   -
   Посадского и других судов области.
      Правильность применения  положений  ст.  18  УК  РФ  о рецидиве
   преступлений связана не  только  с  точным  установлением  наличия
   судимости, но   и   с   определением   категории   преступлений  в
   соответствии со ст.  15 УК РФ. Неверное отнесение преступления, за
   которое лицо   ранее   осуждалось,   к   той  или  иной  категории
   преступления влекло за собой ошибки в  установлении  опасного  или
   особо опасного рецидива, в применении правил назначения наказания,
   установленных ст. 68 ч. 2 УК РФ.
      Приговором Рузского  районного  суда  от  13  июня  1997 г.  К.
   осужден по ст.  105 ч.  1 УК РФ к 10 годам лишения  свободы  в  ИК
   строгого режима. Суд не установил наличие особо опасного рецидива.
   Между тем, К. был судим 1 сентября 1988 г. за разбой по ст. 157 ч.
   2 УК Туркменской ССР (по предварительному сговору  группой  лиц  с
   проникновением в  жилище),  т.е.  за  тяжкое  преступление отбывал
   наказание  в  местах  лишения  свободы,  судимость  не   погашена.
   Преступление,  предусмотренное ст. 105 ч. 1 УК РФ, согласно ст. 15
   УК РФ относится к категории особо тяжких.  В соответствии с п. "в"
   ч.  3 ст.  18 УК РФ в действиях К. имеется особо опасный рецидив и
   наказание он должен отбывать в ИК особого  режима.  В  этой  части
   приговор отменен.  (Судимости лиц в союзных республиках до распада
   СССР  влекут  все   правовые   последствия   и   учитываются   при
   установлении рецидива преступлений.)
      Постановлением президиума  от  24.09.98  по  делу  К.  приговор
   изменен в  связи  с  тем,  что,  признавая в его действиях наличие
   особо опасного рецидива  и  направляя  осужденного  для  отбывания
   наказания  в  ИК  особого  режима,  суд  исходил  из того,  что он
   совершил разбой, т.е. особо тяжкое преступление, будучи судимым по
   ст. 89  ч.  3  УК  РСФСР.  При  этом  суд  не  учел,  что согласно
   ст. 7 прим УК РСФСР ст.  89 ч.  3 УК РСФСР на момент совершения  в
   1993 году не относилась к категории тяжких преступлений. В связи о
   этим вывод суда о наличии в действиях К.  особо опасного  рецидива
   президиум признал ошибочным.
      Согласно ст.  68  ч.  2  УК  РФ  срок  наказания  при  рецидиве
   преступлений не  может  быть  ниже  половины  максимального  срока
   наиболее строгого вида наказания,  предусмотренного за совершенное
   преступление, при опасном рецидиве преступлений -  не  менее  двух
   третей, а  при  особо  опасном  рецидиве - не менее трех четвертей
   максимального срока    наиболее    строгого    вида     наказания,
   предусмотренного за совершенное преступление.
      Эти положения   закона   существенно    ограничили    судейское
   усмотрение  в решении вопросов о назначении наказания при рецидиве
   преступлений и это ограничение вызвало  определенные  сложности  в
   применении ст.  68 УК РФ.  При наличии рецидива, опасного рецидива
   или особо опасного  рецидива  при  назначении  наказания  суды  не
   всегда соблюдали требования ч. 2 ст. 68 УК РФ.
      В 1998 г.  президиумом в порядке надзора рассмотрено 8 дел,  по
   которым  отменены  приговоры на 9 человек за нарушением требований
   ст.  68 УК РФ и назначением в этой связи несправедливого наказания
   вследствие мягкости.
      Приговором Видновского городского суда от 4 сентября 1998 г. Д.
   был осужден по ст.  158 ч.  2 пп.  "б",  "в" УК РФ  к  2  годам  и
   6 месяцам лишения свободы, по совокупности приговоров на основании
   ст. 70, 74 УК РФ к 3 годам лишения свободы.
      Между тем,  Д.  12.08.97  был  осужден  за  совершение  тяжкого
   преступления (ст.  30  ч.  3,  158  ч.  2 п.  "в" УК РФ) к 2 годам
   лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год.  В течение
   испытательного  срока  он  совершил  тяжкое  преступление и в силу
   п. "б" ч.  2 ст.  18 УК РФ его действия образуют  опасный  рецидив
   преступлений.  Поэтому  суду  надлежало  при  назначении наказания
   выполнить требования  ч.  2  ст.  68  УК  РФ,   согласно   которой
   Д. следовало назначить наказание не менее 4  лет  лишения  свободы
   (не менее    двух    третей    максимального    срока   наказания,
   предусмотренного ч. 2 ст. 158 УК РФ).
      В связи с неправильным применением закона и мягкостью наказания
   приговор отменен, а дело направлено на новое рассмотрение.
      В соответствии с ч. 3 ст. 68 УК РФ правила ч. 2 этой статьи при
   назначении наказания   при   рецидиве,  опасном  и  особо  опасном
   рецидиве не  применяются,  если  статья  особенной  части  УК   РФ
   содержит  указание  на  судимость  (но  не  неоднократность) лица,
   совершившего преступление, как на квалифицирующий признак, а также
   при наличии исключительных обстоятельств,  предусмотренных  от  64
   УК РФ.
      Эти положения закона суды учитывают не всегда,  а  при  наличии
   исключительных обстоятельств,   указанных  в  ст.  64  УК  РФ,  не
   применяя правила ч.  2 ст.  68 УК  РФ  при  назначении  наказания,
   иногда  не  ссылаются  на  ст.  64  УК  РФ,  что  оценивается  как
   существенный недостаток приговора.
      Пленум Верховного  Суда  РФ  в постановлении  N  40  от 11 июня
   1999 г.  "О  практике  назначения  судами  уголовного   наказания"
   указал: "При  наличии исключительных обстоятельств (ст.  64 УК РФ)
   суд в соответствии со ст.  314 УПК РСФСР должен мотивировать  свое
   решение о  неприменении  правил ч.  2 ст.  68 УК РФ в описательной
   части приговора.  В этом случае  в  резолютивной  части  приговора
   должна быть ссылка только на ст. 64 УК РФ" (п. 11 постановления).
      Значительное число ошибок допущено судами при решении  вопросов
   о   назначении   наказания   по  совокупности  преступлений  и  по
   совокупности приговоров.
      Приговором Шатурского  городского  суда  от 20 июня 1997 г.  Г.
   признана  виновной  в  совершении  преступлений,   предусмотренных
   ст. 158 ч.  2 пп. "а","в", "г" УК РФ и ст. 210 УК РСФСР. Наказание
   суд  назначил  по  совокупности  преступлений  в  2  года  лишения
   свободы, не назначая наказание по каждой статье УК РФ.
      Между тем,  согласно ст.  69 УК РФ (ст.  40 УК РСФСР  в  данном
   случае)   при   совокупности  преступлений  наказание  назначается
   отдельно за каждое совершенное преступление.
      Несоблюдение судом  требований  этого  закона  явилось одним из
   оснований для отмены приговора (постановление президиума N  43  от
   20 января 1998 г.).
      В соответствии с ч.  5 ст. 69 УК РФ, если после вынесения судом
   приговора по делу будет установлено,  что осужденный виновен еще и
   в другом преступлении,  совершенном им до вынесения приговора суда
   по первому делу,  наказание назначается по правилам ст.  69 УК РФ,
   т.е.  по совокупности преступлений.  В этом случае в окончательное
   наказание засчитывается наказание, отбытое по первому приговору.
      Судами эти  требования  закона  соблюдались  не   всегда,   при
   назначении    наказания    по   совокупности   преступлений   суды
   руководствовались ст.  70 УК  РФ  и  не  решали  вопрос  о  зачете
   отбытого наказания по первому приговору.
      Дмитровским городским судом 3 октября 1997  г.  осужден  Л.  по
   ст. 161 ч.  3 п. "в" УК РФ к 6 годам лишения свободы, на основании
   ст. 70 УК РФ неотбытое наказание по приговору от 4 августа 1997 г.
   частично  присоединено и окончательно определено наказание в 7 лет
   лишения свободы в ИК особого режима.
      Преступление, за   которое   Л.  осужден  3  октября  1997  г.,
   совершено 2 июня 1997 г.,  т.е.  до вынесения первого приговора от
   4 августа  1997  г.  Суду  следовало  при  назначении наказания по
   совокупности  первого  и   второго   приговора   руководствоваться
   правилами ст.  69 УК РФ, в соответствии с ч. 5 этой статьи зачесть
   отбытое Л. наказание по первому приговору.
      Президиум постановлением  от 29 сентября 1998 г.  приговор суда
   изменил,  вместо ст.  70 УК РФ применил ст.  69 ч. 5 УК РФ и путем
   частичного сложения  наказаний  окончательно определил наказание в
   7 лет лишения свободы с применением ст.  64 УК РФ без  конфискации
   имущества, в окончательное наказание зачел Л.  наказание,  отбытое
   им по первому приговору от 4 августа 1997 г.,  с 9 июня 1997 г. по
   22 июля 1997 г.
      Аналогичные ошибки  были  допущены  Протвинским,   Дмитровским,
   Пушкинским и другими городскими судами области.
      Согласно ст.  74  ч.  5  УК  РФ  в  случае  совершения  условно
   осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления
   средней тяжести,   умышленного   тяжкого   или    особо    тяжкого
   преступления  суд  отменяет  условное  осуждение  и  назначает ему
   наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ.
      Суды допускали нарушение требований этого закона при назначении
   наказания по  совокупности   приговоров,   присоединяли   условное
   наказание к реальному, не отменяя условное осуждение.
      Приговором Коломенского городского суда от 14  января  1998  г.
   Б. осужден по ст.  30 ч.  3,  158 ч.  2 пп.  "а", "б", "в" УК РФ к
   2 годам лишения свободы,  на  основании  ст.  70  УК  РФ  к  этому
   наказанию частично присоединено наказание по приговору от 12.08.97
   и окончательно наказание определено в 4 года  лишения  свободы.  В
   силу  ст.  73  УК  РФ  постановлено  наказание  считать условным с
   испытательным сроком в 4  года.  Б.  за  первое  преступление  был
   осужден 12.08.97  по ст.  161 ч.  2 пп.  "а",  "г" УК РФ к 3 годам
   лишения свободы условно с испытательным сроком  в  2  года.  Новое
   преступление,  относящееся  к  категории  тяжких,  он  совершил  в
   течение испытательного срока и в соответствии с п.  5 ст. 74 УК РФ
   суд  обязан  был отменить условное осуждение и назначить наказание
   по  правилам  ст.  70  УК  РФ.  Президиум  указал,  что  повторное
   применение   условного   осуждения   при   таких  данных  является
   незаконным и постановлением от  28  июля  1998  г.  приговор  суда
   отменил.
      По аналогичным  основаниям  отменен   приговор   Балашихинского
   городского суда от 24 декабря 1997 г. в отношении С., Коломенского
   городского суда от 11.12.97 в отношении Н.,  Сергиево - Посадского
   городского суда от 15.12.97 в отношении С.
      Приговором Каширского городского суда от 8 января 1998  г.  М.,
   судимый 5 июня 1997 г.  по ст. 158 ч. 2 пп. "а", "в" УК РФ к годам
   лишения свободы условно с испытательным сроком в 2  года,  осужден
   по ст. 158 ч. 2 пп. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 2 годам, по ст. 166
   ч.  2 п.  "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы  и  по  совокупности
   преступлений на основании ч.  3 ст. 69 УК РФ к 2 годам и 8 месяцам
   лишения свободы (частично присоединено  к  наказанию  по  ст.  158
   часть  наказания в виде 8 месяцев наказания по ст.  166 УК РФ).  В
   соответствии с ч.  5 ст.  69 УК РФ присоединено частично 6 месяцев
   лишения   свободы   по  приговору  от  05.06.1997  и  окончательно
   наказание определено 3 года 2 месяца лишения свободы.
      Президиум постановлением от 14 июля 1998 г.  приговор отменил и
   указал,  что суд нарушил требования  ч.  5  ст.  69  УК  РФ,  т.к.
   присоединение   условного  наказания  в  виде  лишения  свободы  к
   реальному наказанию не допускается.  В таком случае оба  приговора
   подлежали исполнению     самостоятельно,     т.к.    преступления,
   предусмотренные ст.  158  и  166  УК  РФ,  М.  были  совершены  до
   постановления приговора от 05.06.97 об условном осуждении.
      Кроме того,  по этому делу суд допустил неправильное назначение
   наказания по   совокупности   преступлений,   т.е.  при  частичном
   сложении наказаний окончательное наказание во всяком случае должно
   быть по   размеру  больше  любого  из  наказаний,  назначенных  за
   отдельные преступления (п. 5 постановления Пленума Верховного Суда
   СССР от 31 июля 1981 г.  с последующими изменениями и дополнениями
   "О  практике  назначения  наказания  при   совершении   нескольких
   преступлений   и  по  нескольким  приговорам").  Суд  назначил  по
   совокупности преступлений  после  частичного  сложения   наказаний
   2 года и 8 месяцев лишения свободы, т.е. меньше 3 лет, назначенных
   по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ.
      При назначении  наказания  по  совокупности приговоров (ст.  70
   УК РФ) суды допускали и другие ошибки.
      Е., судимый  за  умышленное  преступление к лишению свободы, был
   освобожден 3  сентября  1996  г.  из  мест  заключения  условно  -
   досрочно на  1  год,  4  месяца и 9 дней.  В течение этого срока в
   1997 г. он совершил новые умышленные преступления, предусмотренные
   ст.  148,  158,  167 УК РФ. Егорьевский суд приговором от 13.05.97
   признал Е.  виновным в этих преступлениях,  определил наказание за
   каждое  из  них и по совокупности преступлений,  а по совокупности
   приговоров в нарушение требований ст.  70 УК РФ и п.  "в" ч. 7 ст.
   79  УК  РФ наказание не определил и судьбу неотбытого наказания по
   первому приговору не решил.  Постановлением президиума от  12  мая
   1998 г. приговор отменен.
      Согласно п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 40 от
   11 июня  1999  г.:  "При решении вопроса о назначении наказания по
   совокупности приговоров следует выяснить,  какая часть основного и
   дополнительного   наказания   не   отбыта   лицом  по  предыдущему
   приговору, и указать об этом в вводной части приговора.  Неотбытым
   наказанием   следует,   в  частности,  считать  срок,  на  который
   осужденный  был  условно  -  досрочно  освобожден  от  дальнейшего
   отбывания   наказания;   весь  срок  назначенного  по  предыдущему
   приговору условного осуждения; срок наказания, исполнение которого
   отсрочено беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте
   до 8 лет".
      Необходимость такого  разъяснения  Пленумом  была   обусловлена
   испытываемыми судами  трудностями  в  решении  этих вопросов,  что
   проявлялось в допускаемых ими ошибках при рассмотрении  конкретных
   дел.
      С. 10 декабря 1996 г.  осуждена по ст.  147 ч.  2  УК  РСФСР  к
   2 годам  исправительных  работ  условно  с  испытательным сроком в
   2 года.
      25 января 1997 г. она вновь совершила преступление и по ст. 116
   УК РФ 26 мая  1997  г.  осуждена  Дмитровским  городским  судом  к
   3 месяцам  исправительных  работ  условно с испытательным сроком в
   6 месяцев.  На основании ст.  70 УК РФ наказание по  приговору  от
   10 декабря 1996 г. частично присоединено к наказанию по последнему
   приговору и окончательно наказание определено в 1 год и  3  месяца
   исправительных работ.
      Согласно ч.  4  ст.  70  УК  РФ  окончательное   наказание   по
   совокупности приговоров   должно   быть   больше   как  наказания,
   назначенного за вновь совершенное преступление,  так  и  неотбытой
   части наказания по предыдущему приговору.  Неотбытое С.  наказание
   по приговору  от  10.12.96  -  2  года  исправительных   работ   и
   окончательное наказание С.  могло  быть  определено  больше  зтого
   срока (в   данном  случае  не  менее  2  лет  ИР  как  максимально
   предусмотрено ст. 50 УК РФ).
      Постановлением президиума от  26  мая  1998  г.  приговор  суда
   отменен.
      Приговором Луховицкого районного суда от  18  февраля  1998  г.
   С. осужден по ст.  158 ч.  2 пп.  "а",  "б",  "в" УК РФ к 2  годам
   лишения свободы,  по  совокупности приговоров на основании ст.  70
   УК РФ окончательно наказание определено в 2 года лишения  свободы.
   Между тем,  С.  17 января 1996 г.  был осужден по ст.  144 ч. 2 УК
   РСФСР к 3 годам лишения свободы условно с испытательным  сроком  в
   3 года.   Новое  умышленное  преступление  С.  совершил  в  период
   испытательного срока.  Следовательно,  окончательное наказание  по
   совокупности  приговоров  могло быть назначено более 3 лет лишения
   свободы (т.е.  более неотбытого  срока  наказания  по  предыдущему
   приговору).
      Ссылка в таком случае на положения ст.  64 УК РФ не может  быть
   признана   правомерной.   Кроме  того,  суд  ошибочно  сослался  в
   приговоре на ст. 70 УК РФ, т.к. первое преступление С. совершил до
   1 января  1997 г.  и суду при назначении наказания по совокупности
   приговоров следовало руководствоваться ст. 41 УК РСФСР.
      Постановлением президиума  от  9  июня  1999  г.  приговор суда
   отменен.
      При решении  вопросов  о  назначении  наказания по совокупности
   преступлений и по совокупности приговоров суды по отдельным делам,
   назначив наказание  по  совокупности  преступлений,  не  назначали
   наказание по совокупности приговоров  (постановлениями  президиума
   от 21.04.98  и  от  2  апреля 1998 г.  по этим основаниям отменены
   приговор Серпуховского городского суда  от  11.02.98  в  отношении
   Т. и  приговор Пушкинского городского суда от 16 января 1998 г.  в
   отношении Ж.).
      Допускались судами  области  ошибки  и  в  применении условного
   осуждения (ст. 73, 74 УК РФ).
      Суды не всегда следовали положениям ч. 2 ст. 73 УК РФ, согласно
   которой при назначении условного осуждения суд учитывает  характер
   и   степень   общественной  опасности  совершенного  преступления,
   личность виновного,  в   том   числе   смягчающие   и   отягчающие
   обстоятельства.
      Приговором Егорьевского городского суда от  6  апреля  1998  г.
   В. осужден по ст.  111 ч. 1 УК РФ за умышленное причинение тяжкого
   вреда здоровью опасного для жизни человека,  повлекшего  за  собой
   потерю органа, к 2 годам лишения свободы на основании ст. 73 УК РФ
   условно с испытательным сроком  в  два  года.  Президиум,  отменяя
   приговор за   мягкостью   наказания,  указал  в  постановлении  от
   8 сентября 1998 г.,  что суд при этом не учел,  что совершенное В.
   преступление в соответствии со ст.  15 УК РФ относится к категории
   тяжких,  не были судом надлежаще исследованы и характеризующие  В.
   данные.
      По таким   же   основаниям   отменены   приговоры   Подольского
   городского суда   от   13.03.98  в  отношении  В.,  Воскресенского
   городского суда от 18.05.98  в отношении М. и С.
      Суды области  испытывали некоторые трудности в решении вопросов
   об отмене условного осуждения.
      О. 27.01.97  был  осужден  по ст.  144 ч.  2 УК РСФСР к 2 годам
   лишения свободы  условно  с  испытательным  сроком   в   2   года.
   Постановлением Истринского  городского  суда  от  3  июня  1997 г.
   испытательный срок  О.  отменен  и  он  направлен  для   отбывания
   наказания в  ИК  общего режима.  Решение суд мотивировал тем,  что
   О. на путь исправления не  встал,  является  злостным  нарушителем
   режима отбывания  наказания,  злоупотребляет  спиртными напитками,
   трижды привлекался к административной ответственности.
      В соответствии  со  ст.  74  УК РФ  (часть  третья) суд вправе
   отменить условное осуждение и направить осужденного для  отбывания
   наказания,    назначенного    по    приговору   суда,   в   случае
   систематического или злостного неисполнения осужденным  в  течение
   испытательного срока возложенных на него судом обязанностей.
      Закон не предусматривает отмену  условного  осуждения  по  иным
   основаниям, в т.ч. и в связи с допускаемыми осужденным нарушениями
   общественного порядка, злоупотребления спиртными напитками.
      Суд как приговором,  так и постановлением от 27.01.97,  которым
   приговор в отношении О. был приведен в соответствие с новым УК РФ,
   не возлагал  на  О.  каких-либо  обязанностей.  В  соответствии со
   ст. 74 ч.  2 УК РФ за совершение административного  правонарушения
   суд мог продлить испытательный срок, но не более чем на 1 год.
      Постановлением президиума  от  30.06.98  постановление  суда  в
   отношении О. отменено, из-под стражи он освобожден.
      Освобождение от уголовной ответственности в связи с  истечением
   сроков давности регламентируется ст. 78 УК РФ, которая в сравнении
   с прежним УК РСФСР (ст.  48) значительно упрощает применение этого
   института, т.к.  исключено  понятие прерывания течения давностного
   срока и  уточнено  определение  начального  и  конечного  моментов
   исчисления давностных сроков.
      Тем не менее,  суды допускали  ошибки  при  применении  ст.  78
   УК РФ.
      Приговором Железнодорожного  городского   суда   от   2   марта
   1998 г.  Ш.  и П.  осуждены по ст.  213 ч.  1 УК РФ и на основании
   ст. 78 ч. 1 УК РФ освобождены от уголовной ответственности в связи
   о истечением сроков давности.
      Суд не учел положения ч.  7 ст.  78  УК  РФ,  согласно  которой
   течение сроков давности приостанавливается, если лицо, совершившее
   преступление уклоняется,  от следствия или  суда.  В  этом  случае
   течение   сроков  давности  возобновляется  с  момента  задержания
   указанного лица или явки его о повинной.
      Из дела видно,  что в отношении П.  объявлялся розыск,  т.к. он
   скрывался от следствия.  Суд эти данные не проверил  и  оценки  не
   дал.
      Кроме того,  согласно ст.  5 УПК  РСФСР,  если  обстоятельства,
   указанные в   п.   3  этой  статьи  (истечение  сроков  давности),
   обнаруживаются в стадии  судебного  разбирательства,  суд  доводит
   разбирательство   дела   до  конца  и  постановляет  обвинительный
   приговор с освобождением осужденного от наказания.
      Вместо этого   суд  постановил  об  освобождении  Ш.  и  П.  от
   уголовной ответственности, что противоречит закону.
      Постановлением президиума  от  3  ноября 1998 г.  приговор суда
   отменен.
      Подобные ошибки были допущены судами и по другим делам.

                                    Судья Московского областного суда
                                                          М.В. Чернов

                                    Судья Московского областного суда
                                                          Е.В. Ортина




Семерочка Правовые и нормативные акты России
  Региональное и федеральное законодательство России


 
Популярные новости
Статистика
Рейтинг@Mail.ru







© 2008-2014 . Все права защищены.
При использовании материалов Российского Правового Портала "Семерка" ссылка на 7Law.info обязательна